Работать сегодня на земле – постоянно находиться в зоне риска. Учитывать приходится все вызовы – и капризы погоды, и финансовые с материально-техническими факторы,  и экономическую нестабильность. Не предусмотреть было, что власть и политика, которые всё решают в стране, оставят один на один со своей бедой бессарабских сельхозпроизводителей.

Как в таких условиях чувствует себя фермер? В разгар осенне-полевых работ корреспондент  газеты «Наше время» встретился с руководителем фермерского хозяйства «Дакия» и меценатом Геор-гием Пожаром, у которого 45-летний опыт работы на земле. 

 – Такого неурожая, который выдался в 2020-м, на моей памяти ещё не было. Пожилые люди в селе говорят, что подобным был 1946-й год, тогда и случился голод.

 Абсолютно всё – зерновая группа, бобовые, масленичные – сеялось грамотно, технически организованно и в положенные сроки. А земля сухая на полтора метра! Смотрите сами… 

Посеяли горох, он в высоту дал 6 сантиметров, комбайн не смог убрать, поэтому задисковали. Кукуруза  дала 300 кг! Ни 3 тонны с гектара, ни 10, а 300 кг. Кукурузу каждый год сеем, рассчитываем людей дополнительными кормами для цыплят. Неуродила. Позже засеял ещё один участок ранним сортом кукурузы с надеждой, что попадёт под дождь. Там вообще ничего, и люди уже срезали стебли для овец.

Рапс… В начале сентября был дождик, а с ним надежда, что рапс пойдёт, но ему не хватило влаги выйти. Вот только сейчас, уже 10 ноября, всходит. Он не успеет войти в зиму, как положено, – шесть-восемь листов и корень толщиной, минимум, как карандаш.

В этом году были поля с ячменём, на которые мы даже не зашли, смысла не было. Передисковали и засеяли просо. Сильная жара сгубила просо. Почти ничего не намолотили. А то, что решили продать, купить не захотели: не было налива в зерне, не выдержан стандарт. После  ячменя  – подсолнух. Это было ошибкой. Нет глубинной влаги – нет урожая. Максимум, какой дал подсолнух, это 200-300 кг…

Очень тяжело всем в этом году рассчитаться с людьми. Просят на пай 2 тонны, как было раньше. А где их взять?! Есть те, кто продал технику, – фермер замолчал и с сожалением добавил: – Мы комбайн продаём, и машину тоже, чтобы обеспечить деньгами и закончить сев. Семена – это деньги. Горючее – деньги. Протравители, зарплаты – тоже деньги… Конкуренция очень жёсткая. Кто имеет земли в Овидиопольском районе, Винницкой области, оттуда  везут зерно для расчёта. Меня спрашивают: “А почему у вас там земель нет, чтобы с нами рассчитаться?” Что им на это ответить?  Держать не могу.

Нелёгкими, по признанию фермера, были 2003 и 2013 годы, но кредиты позволяли войти в колею.

–  Каждый год я плачу больше миллиона гривен налогов. Я подсчитал, что за 15 лет фермерского хозяйства я заплатил налогов, если суммировать, более миллиона долларов. И не только я. Почему же сегодня, когда о нашей беде с неурожаем знают все, вплоть до правительства и Президента Украины, нам отказано в помощи. Дайте мне сегодня один миллион гривен, чтобы я вышел из этой ситуации.  И я дальше буду платить. Нет денег, дайте возможность взять дешёвые банковские кредиты, снизьте налоги для сельхозпроизводителей, – делится Георгий Яковлевич. 

– Каким видите выход?

– Их три. Первое. Уповать на Божью милость. Дождь нужен. Нет осадков, тогда должно быть государство. И  это во-вторых. Я бы на месте государства поступил так: если бы зерновые трейдеры (торговцы), которые перекупают у нас продукцию и зарабатывают огромные деньги, одну копейку от каждого килограмма отстегнули в пользу пострадавших сельхозников, чтобы поставить нас на ноги. Но никто нас не слышит…

Третий выход – ороше-ние. Но полив – это сложно. В озере Китай нет воды. Ещё минерализация воды доходит до            7 процентов соли в лимане. Полив – это затратно, очень дорогая  электроэнергия.

 – Не может быть, чтоб у Вас четвёртого не было…

  – Есть. Не скрою. Но всё покажет весна, а пока, как говорили наши предки: “Ярна лупул ну о мынкато”. Волк зиму ещё не съел…

Не съел этот мифический волк и упорство наших земледельцев. Нынешние налоги убирают с рынка среднего производителя, мелкие уже уходят. Украинская земля веками привязывала к себе крестьянина, и он по-настоящему привязан к ней.  А потому  – “Надежда умирает последней”. Эту фразу несколько раз во время беседы повторил фермер Пожар, потому что уверен: “Будущее Украины формируется здесь, на этих полях. Руками людей села”.

Наталья ЖУРЬЯН, с. Приозёрное